Закрыть ... [X]

🎭 Софи Лорен (Sophia Loren TOP 10 Films)



Так началась мутная история, которая до сих пор не даёт покоя потомкам писателя и поклонникам его творчества. В начале Англо–бурской кампании, будучи уже признанным и самым высокооплачиваемым автором в мире, Конан Дойл отправился воевать в Южную Африку. Добровольцем его не взяли по возрасту, и сорокалетний писатель на свои гонорары, в том числе и от опостылевшего "мистера Холмса", добрался до Чёрного континента и организовал там образцовый полевой госпиталь. Именно за труды военного врача в 1902 году новый король Эдвард VII пожаловал Дойлу рыцар­ское звание и орден Британской империи. По дороге домой на борту "Бритта" произошла судьбоносная встреча с корреспондентом "Дейли Экспресс" Робинсоном. Мужчинам, возвращающимся с войны, всегда есть о чём поговорить и кого вспомнить. Задушевные беседы под бутылочку старого бренди плавно переросли в дружеские отношения и творческое сотрудничество. Через год коллеги встретились в Норфлке. Доподлинно неизвестно под каким соусом Робинсон подавал своему старшему товарищу легенды о кровожадных волкодавах, преследующих впечатлительных землевладельцев по болотам. Но факт остаётся фактом — в письме к горячо любимой матушке Мэри Фоули Конан Дойл написал: "Тут, в Норфолке, со мной Флетчер Робинсон, и мы собираемся вместе сделать небольшую книжицу под названием "Собака Баскервилей" — такую, что у читателя волосы дыбом встанут". Неудивительно, что тема авторства "Собаки Баскервилей" муссируется с момента её появления. Многолетнюю эпопею открыл в октябре 1901 журнал "Американский книголюб", провозгласивший Флетчера Робинсона жертвой "нечистого на руку" Конан Дойла. Неожиданная смерть журналиста в 1907 году то ли от тифа, то ли ещё от чего, подлила масла в огонь, породив слухи о вероломном отравлении. Казалось бы, в отсутствии главных героев, они тихо сошли на нет, но через 52 года заговорило орудие главного калибра — подал голос сам Гарри Баскервиль. Бывший кучер Робинсона, чьё имя, благодаря перу Конан Дойлу, стало нарицательным, в 1959 году полностью подтвердил версию "Американского книголюба": историю придумал Робинсон, а Конан Дойл — её спёр и присвоил! На волне успеха, почтенный 88–летний ветеран облучка веско добавил и от себя: Робинсон, и вовсе, автор половины произведений о гениальном сыщике! Тут уже не выдержал сын писателя Адриан Конан Дойл, вступившийся за честь покойного родителя. Разразился скандал, за дело взялись эксперты–лингвисты. В результате, обе стороны остались при своём мнении — экспертиза не смогла доказать 100–процентное авторство. На этом дело не заглохло. С недавних пор, падающее знамя подхватил некто Роджер Гаррик–Стил, бывший сотрудник похоронной службы. Давнишние версии кражи интеллектуальной собственности журналиста, с последующим его отравлением, дотошный пенсионер творчески развил личным видением развития событий: озабоченный Конан Дойл проделывал всё это, пылая тайной страстью к жене Робинсона! То, что писатель уже разрывался между двумя главными женщинами в своей жизни, Гаррик–Стил находчиво опустил. В настоящее время, воз и ныне там. После Норфолка друзья предприняли совместную поездку по Дартмуру. Из дома Робинсона в Ипплпене, возле Нью–Эббота, они совершали ежедневные вылазки, впитывая мрачный дух окрестных болот. Чем глубже погружался Конан Дойл в зловещую атмосферу будущей книги, тем яснее он понимал — мастер дедуктивного метода, безвременно почивший в Альпах, подлежит немедленной реанимации! Нужно отдать должное его твёрдости: писатель не стал скоропалительно оживлять Холмса. События повести развиваваются до памятной встречи с професором Мориарти на уступе Рейхенбахского водопада. Следующее письмо матери Дойл отправил из Принстона, каторжной тюрьмы, из которой бежал злосчастный Селден: "Мы с Робинсоном лазаем по болотам, собирая материал для нашей книги о Шерлоке Холмсе…Холмс получился во всей красе, а драматизмом идеи книги я всецело обязан Робинсону". Более того, в письме издателю журнала " Strand Magazine " Гринхау Смиту, писатель подчеркивал: имя Флетчера Робинсона " непременно должно соседствовать на обложке рядом с моим". Но чудные дела твои, Господи — при публикации в августе 1901 в " Strand Magazine " фамилии Робинсон в списке авторов не оказалось. На титульном листе присутствовала короткая сноска с благодарностью: "Появление этой истории стало возможным благодаря моему другу, мистеру Флетчеру Робинсону, который помог мне придумать сюжет и подсказал реалии." Дальше — больше, в первом британском книжном издании повести эта надпись была заменена ещё более размытым обращением: "Мой дорогой Робинсон, кабы не Ваше изложение легенды Западной Страны, эта история так никогда и не появилась бы…" Апофеозом же выступило предисловие к "Полному собранию романов о Шерлоке Холмсе" (1929): "Собака Баскервилей" — итог замечания, оброненного этим добрым малым, Флетчером Робинсоном, скоропостижная кончина которого стала утратой для всех нас. Это он рассказал мне о призрачной собаке, обитавшей близ его дома на Дартмурских болотах." И в конце совсем уже неуместная фраза: "С этой байки и началась книга, но сюжет и каждое ее слово — моя и только моя работа". | Golbis Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан

Добавлено 11 февраля 2016
Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная Африка Погожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход “Бритт” отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан. Крепкий джентльмен средних лет с залихватски подкрученными усами, привычно расставив ноги на палубе, задумчиво уставился вдаль. — Вы позволите? — подошедший мужчина был такой же комплекции, но явно моложе, — а я ведь знаю вас, мистер Конан Дойл. Меня зовут Бертрам Флетчер Робинсон. Я читал ваши книги. Так началась мутная история, которая до сих пор не даёт покоя потомкам писателя и поклонникам его творчества.В начале Англо–бурской кампании, будучи уже признанным и самым высокооплачиваемым автором в мире, Конан Дойл отправился воевать в Южную Африку. Добровольцем его не взяли по возрасту, и сорокалетний писатель на свои гонорары, в том числе и от опостылевшего “мистера Холмса”, добрался до Чёрного континента и организовал там образцовый полевой госпиталь. Именно за труды военного врача в 1902 году новый король Эдвард VII пожаловал Дойлу рыцар­ское звание и орден Британской империи. По дороге домой на борту “Бритта” произошла судьбоносная встреча с корреспондентом “Дейли Экспресс” Робинсоном. Мужчинам, возвращающимся с войны, всегда есть о чём поговорить и кого вспомнить. Задушевные беседы под бутылочку старого бренди плавно переросли в дружеские отношения и творческое сотрудничество. Через год коллеги встретились в Норфлке. Доподлинно неизвестно под каким соусом Робинсон подавал своему старшему товарищу легенды о кровожадных волкодавах, преследующих впечатлительных землевладельцев по болотам. Но факт остаётся фактом — в письме к горячо любимой матушке Мэри Фоули Конан Дойл написал: “Тут, в Норфолке, со мной Флетчер Робинсон, и мы собираемся вместе сделать небольшую книжицу под названием “Собака Баскервилей” — такую, что у читателя волосы дыбом встанут”. Неудивительно, что тема авторства “Собаки Баскервилей” муссируется с момента её появления. Многолетнюю эпопею открыл в октябре 1901 журнал “Американский книголюб”, провозгласивший Флетчера Робинсона жертвой “нечистого на руку” Конан Дойла. Неожиданная смерть журналиста в 1907 году то ли от тифа, то ли ещё от чего, подлила масла в огонь, породив слухи о вероломном отравлении. Казалось бы, в отсутствии главных героев, они тихо сошли на нет, но через 52 года заговорило орудие главного калибра — подал голос сам Гарри Баскервиль. Бывший кучер Робинсона, чьё имя, благодаря перу Конан Дойлу, стало нарицательным, в 1959 году полностью подтвердил версию “Американского книголюба”: историю придумал Робинсон, а Конан Дойл — её спёр и присвоил! На волне успеха, почтенный 88–летний ветеран облучка веско добавил и от себя: Робинсон, и вовсе, автор половины произведений о гениальном сыщике!Тут уже не выдержал сын писателя Адриан Конан Дойл, вступившийся за честь покойного родителя. Разразился скандал, за дело взялись эксперты–лингвисты. В результате, обе стороны остались при своём мнении — экспертиза не смогла доказать 100–процентное авторство. На этом дело не заглохло. С недавних пор, падающее знамя подхватил некто Роджер Гаррик–Стил, бывший сотрудник похоронной службы. Давнишние версии кражи интеллектуальной собственности журналиста, с последующим его отравлением, дотошный пенсионер творчески развил личным видением развития событий: озабоченный Конан Дойл проделывал всё это, пылая тайной страстью к жене Робинсона! То, что писатель уже разрывался между двумя главными женщинами в своей жизни, Гаррик–Стил находчиво опустил. В настоящее время, воз и ныне там. После Норфолка друзья предприняли совместную поездку по Дартмуру. Из дома Робинсона в Ипплпене, возле Нью–Эббота, они совершали ежедневные вылазки, впитывая мрачный дух окрестных болот. Чем глубже погружался Конан Дойл в зловещую атмосферу будущей книги, тем яснее он понимал — мастер дедуктивного метода, безвременно почивший в Альпах, подлежит немедленной реанимации! Нужно отдать должное его твёрдости: писатель не стал скоропалительно оживлять Холмса. События повести развиваваются до памятной встречи с професором Мориарти на уступе Рейхенбахского водопада. Следующее письмо матери Дойл отправил из Принстона, каторжной тюрьмы, из которой бежал злосчастный Селден: “Мы с Робинсоном лазаем по болотам, собирая материал для нашей книги о Шерлоке Холмсе…Холмс получился во всей красе, а драматизмом идеи книги я всецело обязан Робинсону”. Более того, в письме издателю журнала ” Strand Magazine ” Гринхау Смиту, писатель подчеркивал: имя Флетчера Робинсона ” непременно должно соседствовать на обложке рядом с моим”. Но чудные дела твои, Господи — при публикации в августе 1901 в ” Strand Magazine ” фамилии Робинсон в списке авторов не оказалось. На титульном листе присутствовала короткая сноска с благодарностью: “Появление этой истории стало возможным благодаря моему другу, мистеру Флетчеру Робинсону, который помог мне придумать сюжет и подсказал реалии.” Дальше — больше, в первом британском книжном издании повести эта надпись была заменена ещё более размытым обращением: “Мой дорогой Робинсон, кабы не Ваше изложение легенды Западной Страны, эта история так никогда и не появилась бы…” Апофеозом же выступило предисловие к “Полному собранию романов о Шерлоке Холмсе” (1929): “Собака Баскервилей” — итог замечания, оброненного этим добрым малым, Флетчером Робинсоном, скоропостижная кончина которого стала утратой для всех нас. Это он рассказал мне о призрачной собаке, обитавшей близ его дома на Дартмурских болотах.” И в конце совсем уже неуместная фраза: “С этой байки и началась книга, но сюжет и каждое ее слово — моя и только моя работа”.

Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная Африка
Погожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход “Бритт” отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан. Крепкий джентльмен средних лет с залихватски подкрученными усами, привычно расставив ноги на палубе, задумчиво уставился вдаль.
— Вы позволите? — подошедший мужчина был такой же комплекции, но явно моложе, — а я ведь знаю вас, мистер Конан Дойл. Меня зовут Бертрам Флетчер Робинсон. Я читал ваши книги.
Так началась мутная история, которая до сих пор не даёт покоя потомкам писателя и поклонникам его творчества.

В начале Англо–бурской кампании, будучи уже признанным и самым высокооплачиваемым автором в мире, Конан Дойл отправился воевать в Южную Африку.
Добровольцем его не взяли по возрасту, и сорокалетний писатель на свои гонорары, в том числе и от опостылевшего “мистера Холмса”, добрался до Чёрного континента и организовал там образцовый полевой госпиталь. Именно за труды военного врача в 1902 году новый король Эдвард VII пожаловал Дойлу рыцар­ское звание и орден Британской империи.
По дороге домой на борту “Бритта” произошла судьбоносная встреча с корреспондентом “Дейли Экспресс” Робинсоном. Мужчинам, возвращающимся с войны, всегда есть о чём поговорить и кого вспомнить. Задушевные беседы под бутылочку старого бренди плавно переросли в дружеские отношения и творческое сотрудничество. Через год коллеги встретились в Норфлке.
Доподлинно неизвестно под каким соусом Робинсон подавал своему старшему товарищу легенды о кровожадных волкодавах, преследующих впечатлительных землевладельцев по болотам. Но факт остаётся фактом — в письме к горячо любимой матушке Мэри Фоули Конан Дойл написал: “Тут, в Норфолке, со мной Флетчер Робинсон, и мы собираемся вместе сделать небольшую книжицу под названием “Собака Баскервилей” — такую, что у читателя волосы дыбом встанут”.
Неудивительно, что тема авторства “Собаки Баскервилей” муссируется с момента её появления. Многолетнюю эпопею открыл в октябре 1901 журнал “Американский книголюб”, провозгласивший Флетчера Робинсона жертвой “нечистого на руку” Конан Дойла.
Неожиданная смерть журналиста в 1907 году то ли от тифа, то ли ещё от чего, подлила масла в огонь, породив слухи о вероломном отравлении. Казалось бы, в отсутствии главных героев, они тихо сошли на нет, но через 52 года заговорило орудие главного калибра — подал голос сам Гарри Баскервиль.
Бывший кучер Робинсона, чьё имя, благодаря перу Конан Дойлу, стало нарицательным, в 1959 году полностью подтвердил версию “Американского книголюба”: историю придумал Робинсон, а Конан Дойл — её спёр и присвоил! На волне успеха, почтенный 88–летний ветеран облучка веско добавил и от себя: Робинсон, и вовсе, автор половины произведений о гениальном сыщике!

Тут уже не выдержал сын писателя Адриан Конан Дойл, вступившийся за честь покойного родителя. Разразился скандал, за дело взялись эксперты–лингвисты.
В результате, обе стороны остались при своём мнении — экспертиза не смогла доказать 100–процентное авторство.
На этом дело не заглохло. С недавних пор, падающее знамя подхватил некто Роджер Гаррик–Стил, бывший сотрудник похоронной службы. Давнишние версии кражи интеллектуальной собственности журналиста, с последующим его отравлением, дотошный пенсионер творчески развил личным видением развития событий: озабоченный Конан Дойл проделывал всё это, пылая тайной страстью к жене Робинсона!
То, что писатель уже разрывался между двумя главными женщинами в своей жизни, Гаррик–Стил находчиво опустил.
В настоящее время, воз и ныне там.
После Норфолка друзья предприняли совместную поездку по Дартмуру. Из дома Робинсона в Ипплпене, возле Нью–Эббота, они совершали ежедневные вылазки, впитывая мрачный дух окрестных болот. Чем глубже погружался Конан Дойл в зловещую атмосферу будущей книги, тем яснее он понимал — мастер дедуктивного метода, безвременно почивший в Альпах, подлежит немедленной реанимации!
Нужно отдать должное его твёрдости: писатель не стал скоропалительно оживлять Холмса. События повести развиваваются до памятной встречи с професором Мориарти на уступе Рейхенбахского водопада.
Следующее письмо матери Дойл отправил из Принстона, каторжной тюрьмы, из которой бежал злосчастный Селден: “Мы с Робинсоном лазаем по болотам, собирая материал для нашей книги о Шерлоке Холмсе…Холмс получился во всей красе, а драматизмом идеи книги я всецело обязан Робинсону”.
Более того, в письме издателю журнала ” Strand Magazine ” Гринхау Смиту, писатель подчеркивал: имя Флетчера Робинсона ” непременно должно соседствовать на обложке рядом с моим”.
Но чудные дела твои, Господи — при публикации в августе 1901 в ” Strand Magazine ” фамилии Робинсон в списке авторов не оказалось. На титульном листе присутствовала короткая сноска с благодарностью:
“Появление этой истории стало возможным благодаря моему другу, мистеру Флетчеру Робинсону, который помог мне придумать сюжет и подсказал реалии.”
Дальше — больше, в первом британском книжном издании повести эта надпись была заменена ещё более размытым обращением:
“Мой дорогой Робинсон, кабы не Ваше изложение легенды Западной Страны, эта история так никогда и не появилась бы…”
Апофеозом же выступило предисловие к “Полному собранию романов о Шерлоке Холмсе” (1929):
“Собака Баскервилей” — итог замечания, оброненного этим добрым малым, Флетчером Робинсоном, скоропостижная кончина которого стала утратой для всех нас. Это он рассказал мне о призрачной собаке, обитавшей близ его дома на Дартмурских болотах.”
И в конце совсем уже неуместная фраза: “С этой байки и началась книга, но сюжет и каждое ее слово — моя и только моя работа”.




СЕЙЧАС ЧИТАЮТ


Video: ШОК! Больную Лолиту отказались спасать в США!

Сальма Хайек о комплексах детства... На шоу Грэма Нортона
Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан



Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан
Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан

2019 год -
2019 год - Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан

Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан рекомендации
Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан рекомендуем

Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан картинки
Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан картинки

Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан новые фото
Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан новые фото

Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан изоражения
pictures Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан изображения

Смотреть Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан видео
Смотреть - Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан видео

Смотреть Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, Южная АфрикаПогожим утром 11 июля 1900 года, разрезая зелень прибрежных вод и отчаянно отплёвываясь чёрным дымом, английский пароход Бритт отчалил от раскалённой пристани южноафриканского порта Дурбан видео
Форум по теме: Военный врач Артур Конан Дойл, 1900 год, , voennyy-vrach-artur-konan-doyl-1900-god/



Похожие статьи

Alberta Ferretti Коллекция Pre-Fall 2012 2013
Пожарскиекотлеты
Сколько стоит подавить рвотный рефлекс Самые тошнотворные испытания из телешоу Фактор страха
Воспитание ребенка: Тибетские правила воспитания, которые стоит прочесть
6 редакторов для оформления публикаций в соцсетях
Семь супер-полезных подсказок для всех пользователей Viber
Юбка-пачка своими руками: красота за один час
Доктор Бубновский: Умоляю Пока в мозгу не лопнул сосуд, сядьте на кресло
Забыла про налистники на веки: это блюдо покорило всю мою семью Хочется еще и еще



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ